header image
НАСЛОВНА СТРАНА
Ален Новалия, Любляна: Письмо священнику Георгию Максимову Штампај Е-пошта
уторак, 20 март 2018

 Уважаемый отец Георгий,

Я Вам пишу из Словении, где мы встретились несколько лет назад во время православной конференции. Я был одним из помогавших организовать конференцию, и мы несколько раз разговаривали. Кроме того, мы успешно сотрудничали и в издании брошюры «300 изречений подвижников Православной Церкви» на словенском языке.

Пишу Вам относительно Ваших видеовыступлений об отце Рафаиле Берестове.

Сначала хочу сказать, что я не являюсь «непоминающим» или раскольником. У меня есть друзья, выбравшие путь «непоминания» и поддерживающие сербского вл. Артемия. Я всегда считал, что намного лучше бороться, отстаивать Веру и никуда не уходить.

Все-таки, я не думаю, что «противостоящие» являются безблагодатными, потому что в противоположном уверился в контакте с старостильниками Афона, Греции и Румынии, и Русской зарубежной Церковью до воссоединения с Московским патриархатом (здесь я не говорю о таких крайних группировках типа матфеевцев).

Кроме того, когда в девяностых годах я стал православным и начал ходить в церковь, моей главной духовной литературой были публикации Русской зарубежной церкви, в которых описывалось печальное состояние «официальных» православных церквей, общее вероотступничество, которое с годами перед моими глазами только углублялось. Я убедился, что «противостоящие» не появились и не существуют случайно: сила соблазна в обмирщенном мировом Православии настолько большая, что совесть многих ревностных верующих этого просто не может терпеть, смотреть, и они решают защититься отделением от таких явлений. Власть имущие в модернистско-экуменических церквах сказали бы, что они «уходят в раскол», но из-за неимоверной неправославности нашей иерархии, которая иногда, все чаще, выходит за пределы здравого смысла (я здесь имею в виду преимущественно наших сербских владык), а также из-за тождественной реакции многих святых в истории Церкви, я предпочитаю не выдвигать никакого обвинения в расколе.

Я твердо уверен, что если бы не было таких «раскольников», наша иерархия уже давно бы официально исповедала яркий экуменизм и регулярно служила со всеми одержимыми в стиле Иоанна Павла II.

Я и мои сербские друзья, а также один русский друг (который часто посещает о. Рафаила) можем засвидетельствовать, что каждая встреча с этим милым стариком произвела на нас колоссальное впечатление. Его детская радужность и искренность сочетается с глубокой духовной проницательностью: все, что он нам говорил, если мы его о том прямо спрашивали, или он каким-то образом почувствовал, что нужно нам говорить об этом, попадало точно в наши глубочайшие душевные раны, и всегда сопровождалось поучением, как от какой-то страсти или помысли вылечиться. Я был у разных очень уважаемых духовников, но такое испытал только у о. Рафаила. Даже и через посредника – русского друга, который его довольно часто посещает – он всегда сумел передать нам моменту соответствующие наставления.

О. Рафаил никогда про себя не говорил, что он прозорливый старец. Если говорил о будущем, всегда ссылался на некоторого из старцев, в особенности игумена ватопедского Иосифа. Огромное влияние на его взгляды совершил о. Николай Гурьянов. Поэтому, если Вы не согласны с некоторыми его взглядами (напр. почтением Григория Распутина или царя Ивана Грозного), то с ним был согласен о. Николай Гурьянов. Если вам не нравится настолько радикальное сопротивление личным номерам и документам новой генерации, то его предшественником был о. Кирилл Павлов.

Да, у старцев бывают свои причудливости. Я лично слышал у разных очень чтимых монахов (их называли старцами) некоторые странные взгляды, и был свидетелем иногда их неожиданного поведения. Но наши духовные наставники – не папы римские, и зря Вы этого от них ждете.

О. Рафаил и его братья не имеют Вашего образования, и не владеют критической осторожностью, присущей лицам, занимающимся научной информацией, или привыкшим встречаться в интернете с наводнением поддельной информации, подложных идентичностей и коварных схем. Я согласен, что о. Онуфрию лучше бы было бросить компьютер и вместо серфинга и чтения статей, принадлежащих душевнобольным (типа Кевина Анетта, создающего массу страниц с названиями несуществующих организаций), посвятить время молитве.

Но, вопреки тому, они искренние борцы за Православие, против нового мирового порядка, настоящие подвижники, в личном контакте сердечные и приветливые.

Я теперь напишу про некоторые пункты Вашего письма – если бы Вы написали только это письмо, я бы, может быть, не стал Вам обращаться, но после всех некрасивых слов, произнесенных в Ваших видео, я не хотел молчать.

Не стоит наделять заявления и документы типа «Русского символа веры» (написанного с горячим желанием восстановления монархии, в соответствии с предсказаниями разных русских духовных авторитетов) ореолом догмы вселенского собора. Сам автор вряд ли бы хотел этого добиться: просто было желание распространить настроение, подходящее для принятия возобновленной монархии. Я считаю, что Вы таким же образом проявляете гипертрофированный педантизм и относительно «изменения вселенной», о котором о. Рафаил говорил в связи с будущим православным царем, а также и с некоторыми другими точками своего письма и видео-обвинений.

Правитель-патриарх, не смотря на каноническую необоснованность такого совмещения функций, – явление, достаточно часто встречающееся в истории Церкви в предельных, критических обстановках. Здесь не говорю только о Риме (до отпадения от Церкви), но и о ряде других случаев. Вы согласитесь, я надеюсь, что Господь разрешает икономическое «толкование» канонов. Нас сербов, слава Ему, удостоил великих правителей, которые одновременно являлись и церковными владыками, некоторых мы почитаем в лике святых (между ними, напр., и мною лично очень уважаемый св. Петр Цетиньский).

Крестить умерших детей: не слышал такого у о. Рафаила, но это можно отнести к невежеству, и я уверен, что о. Рафаил откажется от такой позиции, если ему с любовью (а не обидами) указать на правильное понимание Церкви.

Паспорта: в своей борьбе против внедрения личных номеров они отстаивают настолько радикальную и непримиримую позицию, чтобы предотвратить инертное принятие любых глобальных проектов дремлющими христианами. Такие проекты внедряются постепенно: я верю, что за ними стоят невидимые духовные силы, толкающие принимающих решения руководителей и олигархов, живущих без веры или любого настоящего покаяния и подвига, готовить дорогу одному мировому правительству. Я лично не верю, что любой личный номер (в бывшей Югославии и Болгарии он присваивается с 1978 г.) или биопаспорт могут «раскрестить» православного христианина, но верю в слова многих духовных людей Греции, России, Румынии и Сербии, что это есть последний шаг перед клеймением во время антихриста. Если бы не было такой решительной реакции русских и греческих клириков, никто бы в Православной церкви – не говоря уж о мире – не догадался, куда такие явления напрямую ведут. И еще: я удивляюсь Вашей доверчивости, потому что показанный Вами паспорт о. Кирилла Павлова выглядит крайне неубедительно.

Около братства о. Рафаила накопилось действительно некоторое количество странных людей: напр. Царева, создающая и распространяющая по всему интернету эзотерический мусор восточных религий и «документальные» фильмы, в которых принимают участие сторонники инопланетян и другие психически больные лица. Нет сомнения, что о. Рафаил или о. Онуфрий не осознают полный объем ее нью-эйдж активностей и яда, который распространяет наряду с «жестким анти-экуменизмом» (может быть, речь идет о шизофрении, а не о сознательном лицемерии – не знаю).

Звания генералиссимуса: попытка создать фронт против мирской и церковной охлократии. Присваивание такого названия атеисту, язычнику, и вероотступнику можно, мне кажется, записать на счет слишком большого энтузиазма А. Добычина или о. Онуфрия, которые каждое явление в обществе, выглядящее, как выступление против масонского порядка, некритически быстро поздравляют. О. Рафаил точно никогда не проверял всю информацию, связанную с такими «активистами».

Насчет термина «исповедники»: Как медиевист, я осознаю, что строгих категорий святых, терминов и отличий в первых веках не было и не могло быть (смотря на социальный контекст и предыдущее употребление таких терминов как μάρτυς, confessor, и т.д., их взаимозаменяемость совсем логична). 

Я советовал бы Вам проконсультироваться хотя бы по статье Православной энциклопедии «Исповедники». Там Вы узнаете следующее:

 «Ориген († 253) указывает на то, что слово μάρτυς может по праву применяться к тому, кто в той или иной мере является свидетелем истины (Orig. In Ioan. comm. II 210).»

 «Климент Александрийский († ок. 215) одним из первых начал говорить об исповедничестве как о своего рода бескровном мученичестве, заключающемся в исполнении заповедей и святой жизни…»

 «Первоначально титул confessor, как правило, присваивался выдающимся епископам IV в., большинство из к-рых сыграли важную роль в борьбе с арианством.» (С многими примерами)

 «И. могли быть борцы не только с арианством, но и с другими ересями.» (С многими примерами)

 «В дальнейшем наименование «исповедники» начинает прилагаться к подвижникам, к-рые святостью жизни засвидетельствовали свою веру.» (С многими примерами)

 «На Востоке в эпоху Вселенских Соборов наименование исповедник часто дается тем, кто пострадали за православие в борьбе против тех или иных ересей, в особенности епископам, священникам и монахам.» (С многими примерами)

Я считаю, что люди, открыто исповедующие веру в условиях угроз и изгнаний (Вы в курсе, что периодически делают греческие власти с афонскими зилотами уже 30 лет, вопреки греческой конституции? Или что происходит с сербскими священниками, которые в обновленческих епархиях отказываются служить «по-новому»?), могут называться исповедниками. Прежде чем идти в нападение по поводу терминологии, стоило обратиться к серьезной литературе.  

Мне все это обвинение в неправильном использовании названий кажется каким-то странным, очень неправославным, конфликтом между «номиналистами и реалистами». Можно ли называть государем непомазанного царя – это уже крайний легализм.

Афониты ли они? По-моему, они могут себя так называть, потому что две трети года проживают на Афоне. Насчет «мнимых» гонений: поговорите с нашим (хиландарским) игуменом Мефодием (или лучше: в качестве священника МП, потребуйте официальную информацию), и с болгарским игуменом Амвросием, предлагали ли им выгнать о. Рафаила с хиландарской и зографской земель, кто, и сколько раз.

Предсказания о будущей войне и предательском соборе: о. Рафаил всегда подчеркивал, что это только его мнение, и что он с точностью не может сказать. Именно так говорили и другие афонские уважаемые старцы и монахи. Слушайте запись игумена Ватопеда о. Иосифа, и Вы увидите, что о. Рафаил просто повторяет многие его предсказания.

Касательно анафематствования патриарха, о. Рафаил должен Вам дать состоятельный ответ. Если бы речь шла только о непоминании, я допускаю позиции преп. Феодора Студита и 15 правила Двукратного собора, не смотря на Ваше личное толкование этого канона. Но, анафема – другое дело.

О древности применения целебного корня и весь этот странный случай – это, видимо, бред сербских монахов, покинувших Хиландар, и результат детского легковерия братии о. Рафаила.

Я закончу свое обращение напоминанием, что свое несогласие со взглядами о. Рафаил и его братии Вы могли выразить и в другой форме (напр. только письмом), без обидчивых слов, преувеличения и непроверенных предположений.

С искренним уважением к Вам и Вашей миссионерской деятельности, и прося Ваших святых молитв,

 

Ален Новалия, Любляна

ПС Свое письмо Вам я хотел бы публично объявить в Интернете, но не знаю, как это сделать на Вашем блоге. Если считаете, что оно заслуживает ответа, пожалуйста, опубликуйте его вместе с ответом.

Последњи пут ажурирано ( уторак, 20 март 2018 )
 
< Претходно   Следеће >
УВОДНА РЕЧСАОПШТЕЊАКОНТАКТПРЕТРАГА
Тренутно је 40 гостију на вези
ОБАВЕШТЕЊА

 Грех је окултна појава, то је изазов Богу, у име илузорне слободе, то је жеља човека да оскврни и уништи образ Божији у својој души. Грех је бесмислен и безобразан, али је он привлачан управо својом бестидношћу. Зашто се таквим захтевом траже најциничније књиге и развратне слике? Управо зато што су они сазвучни страстима и сликама, које се крију у дубинама људске подсвести.

Људи на екрану са великим интересом гледају на слике насиља и ругања над људским телом, као да су хипнотисани том мрачном фантазмагоријом. У сатанистичким сектама садизам и разврат се јављају ритуалима ноћних оргија. Сада хоће да претворе сабат вештица у очаравајући спектакл.

Свети говоре да спасење почиње са виђењем својих грехова. Прво дејство благодати јесте зрак, који је усмерен у дубину душе, у коме човек види себе, покривеног крастама греха, као прокажени са чировима. Пред њим се откривају страсти, као чудовиште које обитава у срцу. Ако се душа не бори са грехом, и покорава му се, онда она сама постаје демоноподобна и демоно-образна. Угризи савести нам говоре о томе, али се само после смрти открива сав демонизам греха, и душа задрхти од ужаса, што остаје у вечности са грехом, као са неизбрисивим печатом одбацивања.

Из утробе земног живота, душа се рађа у вечност, или са ликом Христа, или са ликом сатане; а после васкрсења из мртвих, не само душа, већ и тело, примају образ онога, чему је човек служио. У томе је тајна раја и пакла, вечног блаженства и вечних мука.

Грех има своје апологете; са сваким веком њихов број се увећава, а са сваком деценијом њихов карактер постаје све наглијим и циничнијим.

Савремени оригенисти сачињавају нове теорије да би успокојили грешника. Приклањајући се његовом узглављу, они му, као Шехерезада Ал Рашиду, говоре бајке, само не из „Хиљаду и једне ноћи“, већ из Оригеновог и Карпократовог предања. Њихов главни догмат - коначно свеспасење.

Али Господ је на земљу донео не мир са грехом и сатаном, већ огњени мач благодати, који ће заувек да раздели добро и зло. Оптичка варка ће се завршити и наступиће горко буђење.

Архимандрит Рафаил Карелин


© www.borbazaveru.info. Сва права задржана.