header image
НАСЛОВНА СТРАНА arrow СТАТЬИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ arrow «Борьба за веру»: Настороженность в отношении «Всеправославного собора» оправдана (конец)
«Борьба за веру»: Настороженность в отношении «Всеправославного собора» оправдана (конец) Штампај Е-пошта
среда, 06 август 2014

 Что думают в Сербии по поводу грядущего «Всеправославного собора» (продолжение)

           Окончание беседы журналистки газеты «Православный Крест» с редакторами сербского антимодернистского сайта «Борьба за веру» об отношении к грядущему собору православных в Сербии и о роли СМИ в противостоянии реформации церковных устоев.

– Как известно, решения на «Всеправославном соборе» будут приниматься консенсусом, т. е. на основе принципа общего согласия, и каждая Поместная Церковь должна заранее определиться с мнением своего епископата, священства и народа по всем вынесенным на соборную повестку вопросам. В Русской Церкви это планируется сделать на Архиерейском соборе (в котором миряне и рядовые священники участвовать, однако, не будут). А известно ли верующим в Сербии, как ваши архиереи собираются вырабатывать общую позицию СПЦ? Что вообще Вы можете сказать о сербском епископате, участвующем в подготовке к «Всеправославному собору»?

– Единство во что бы то ни стало, на основе консенсуса, нужно рассматривать в свете слов святителя Иоанна Златоуста о том, что лучше раздор на пользу, чем согласие на погибель. Названный способ принятия решений на грядущем «Всеправославном соборе» – это ненормальная, несоборная практика. Поскольку для чего же епископам собираться, если они не будут участвовать в голосовании? Отец Иустин в своем Обращении к Архиерейскому собору СПЦ 1977 года «По поводу созыва „Великого собора Православной Церкви“» говорит: «Православная Церковь по своей природе и догматически неизменной позиции епископальна и епископоцентрична. Ибо епископ и собрание верных вокруг него являются выражением и проявлением Церкви как Тела Христова, особенно на Божественной Литургии; Церковь – Апостольская и Соборная только через епископов, как глав реальных единиц – епископий. В то же время остальные, исторически более поздние и непостоянные формы церковной организации Православной Церкви: митрополия, архиепископия, патриархия, пентархия, автокефалия, автономия и другие, сколько бы их ни было и ни будет, не могут иметь и не имеют решающего голоса в соборной системе Православной Церкви. Более того, они могут быть помехой для правильного проявления соборности, если они подменяют собой и ущемляют епископальный характер и структуру Церкви и Церквей. В этом, несомненно, главная разница между православной и папской экклесиологией. Если это так, то как может быть „представлена“ по „делегационному“ принципу, т. е. тем же числом „делегатов“, например Чешская или Румынская Церковь, а тем более Русская или Константинопольская? Или какую паству представляют одни епископы, а какую другие? <…> Константинопольские инициаторы такого принципа „представительства“ Православных Церквей на соборах и те, кто принимают этот принцип „представительства“, – принцип, по их теории, соответствующий „системе Автокефальных и Автономных“ Поместных Церквей, – забыли, что он на самом деле противоречит соборному преданию Православия».

Кроме того, если представители Поместных Церквей приедут на собор с уже выработанными однозначными позициями, как в таком случае исполнить апостольский принцип соборности: «Изволися Духу Святому и нам»? Святость Архиерейских соборов – от Духа Святаго. В этом принципе – сила и мощь, значимость и вечная ценность Вселенских Соборов. Святой Архиерейский собор каждой Поместной Церкви свят и православен в той мере, в какой на нем все церковные вопросы решаются соборно со всеми святыми (Еф. 3, 18) в Духе Святом. Несоблюдение этого правила приводит к отступлению от Православия.

Если на предстоящем «Всеправославном соборе» не будет никакого обсуждения (а согласно сообщению о встрече в Стамбуле это именно так), тогда на каком основании он вообще называется собором?

Те епископы, которые приедут в качестве представителей своих Церквей вместе с Предстоятелями, также представляют собой и полноту власти собора. Поэтому они должны быть в состоянии решать, а не озвучивать уже принятые решения. 34-е Апостольское правило гласит, что Предстоятель не может ничего делать без согласия на то прочих архиереев его Поместной Церкви. Но и они, эти епископы, также не должны ничего творить без его разрешения («Епископам всякого народа подобает знать первого у них и признавать его, как главу, и ничего, превышающего их власть, не творить без рассуждения: творить же каждому только то, что касается до его епархии и до мест, к ней принадлежавших. Но и первый ничего да не творит без рассуждения всех. Ибо так будет единомыслие, и прославится Бог о Господе во Святом Духе, Отец, Сын и Святый Дух»). Когда епископы собираются на Вселенском Соборе, его постановления должен подписать каждый из них. Предстоятель делает это прежде всех, затем – остальные иерархи в порядке первенства чести. Подсчитав количество епископских подписей, можно узнать число участников того или иного Вселенского Собора. Соборные документы не подписывались только теми архиереями, которые на Соборе предавались анафеме. Так, на IV Вселенском Соборе анафематствовали епископа Диоскора Александрийского, и тогда группа из 13-ти иерархов Александрийской Церкви отказалась поставить свои подписи под письмом святителя Льва Великого против монофизитской ереси, объясняя, что они не имеют на это права в отсутствии Предстоятеля и обещая подписаться, как только в Александрии будет избран новый Первоиерарх.

Итак, Патриарх не может принимать решения без согласия прочих епископов, но и они в свою очередь не имеют полномочий представлять Церковь без воли Предстоятеля.

Нам могут возразить, что готовящийся в Константинополе собор не будет Вселенским. Но если это так, то чем же он станет? Русский Патриарх Кирилл так и заявил, что грядущее собрание не будет иметь статуса вселенского. Однако Сербский Патриарх Ириней по сути опроверг его слова, сказав: «Мы предлагаем провозгласить собор 2016 года Вселенским» (см. http://politika.rs/rubrike/Drustvo/ Vidovdan-je-pecat-nase-vecnosti.sr.html). Если это собор представителей всех Поместных Церквей, то в чем его отличие от Вселенских? Допустим, предстоящее собрание не имеет Вселенского характера, но тогда и его решения не должны считаться обязательными для всех Церквей. В чем же в таком случае разница между данным собором представителей всех Церквей и множеством состоявшихся ранее всевозможных конференций? Мы полагаем, что до собора православных пытаются успокоить, усыпить лживыми заявлениями о том, что он якобы «Всеправославный», а не Вселенский, а когда он состоится, его объявят Вселенским, а его решения, соответственно, – «всеправославными» и «всеобязательными». Тех же, кто дерзнет назвать данный собор разбойничьим (если он утвердит неправославные постановления), заклеймят раскольниками и врагами Церкви.

Однако решения грядущего собора могут быть действительными лишь в том случае, если они не войдут в противоречие с учением Церкви. То же самое относится к любому церковному собору. Вселенский Собор как наивысшее выражение соборности епископата действует не юридически, но на основании авторитета. И решения Вселенского Собора авторитетны и обязательны в той мере, в какой соответствуют истине. Если то или иное соборное постановление не имеет авторитета истины – оно ни к чему не обязывает. Когда Великий Собор утверждает какое-либо правило, оно доводится до сведения членов всех Поместных Церквей, которые решают, стоит ли его принимать. Реакция церковной полноты становится еще одной проверкой принятых решений.

Представители Сербской Церкви, участвующие в подготовке «Всеправославного собора», вошли в состав делегации СПЦ на уже упомянутой встрече Предстоятелей и представителей Поместных Православных Церквей в Стамбуле 6–9 марта с. г., на которой и было определено время проведения собора. Возглавил эту экуменическо-обновленческую группу Патриарх Ириней, самопровозглашенный экуменист, которого давно следовало бы лишить сана за тяжкие канонические преступления (возжигание свечей в синагоге, участие в совместных молитвах с еретиками и т. д.). Два других члена делегации – епископы-экуменисты и реформаторы из патриаршего окружения Амфилохий (Радович) и Ириней (Булович). Известно, что оба они носят бискуповские кресты и папские перстни, по свидетельству самого Бачского епископа Иринея, подаренные им Иоанном Павлом II во время их визита в Ватикан в 2003 году.

Таким образом, как мы уже сказали, в епископате СПЦ преобладают экуменисты и обновленцы, убежденные последователи Константинопольского филопаписта Патриарха Варфоломея. Поэтому мы даже не надеемся, что Архиерейский собор Сербской Церкви к 2016 году выработает православную святоиустиновскую позицию по указанным в повестке грядущего форума вопросам, но ожидаем от него экуменических и глобалистских заявлений. Что же касается священства и верующего народа СПЦ – их никто, как и прежде, не намерен ни о чем спрашивать. Они и в дальнейшем будут полностью отстраняться от процесса принятия церковных решений.

– Если участники «Всеправославного собора» утвердят какие-либо противные церковному учению и святым канонам постановления, как должны будут отнестись к этому православные верующие? Каких плодов, по вашему мнению, можно ожидать от этого собора?

– На эти вопросы мы уже частично ответили, но еще раз процитируем слова святого Иустина Челийского: «Учитывая все вышеизложенное и болезненно сознавая положение современной Православной Церкви и мира вообще, которое нисколько не изменилось с моего последнего обращения к святому Архиерейскому собору (в мае 1971 г.), совесть моя заставляет меня вновь обратиться с мольбой и сыновним воплем к святому Архиерейскому собору мученической Сербской Церкви: да воздержится наша Сербская Церковь от участия в подготовке к так называемому „Вселенскому собору“ и от присутствия на нем! Ибо если такой собор – не дай Бог! – состоится, от него можно ожидать только одного: расколов, ересей и погибели множества душ. А исходя из апостольско-святоотеческого исторического опыта Церкви, такой собор вместо лечения откроет новые раны на Теле Церкви и создаст для нее новые проблемы и страдания».

Если решения данного собрания окажутся противными Православию, они не должны быть и не будут приняты верующими, как это уже не раз случалось в истории Церкви.

– Как Вы считаете, какова роль православных СМИ в связи с приближением «Всеправославного собора»? Можем ли мы как-то повлиять на епископат наших Поместных Церквей и донести до священноначалия глас рядового священства, монашества и народа Божия? Или же наша основная миссия – в просвещении и предостережении как можно большего числа людей от уклонения на погибельный путь отступления от истины?

– Господь сказал, что сие надлежит делать и того не оставлять (см.: Лк. 11, 42). Обязанность православных СМИ, вашей газеты, нашего сайта и подобных им ресурсов, по нашему мнению, – это предупреждение епископата, что народ не будет принимать глас экуменического «Всеправославного» сборища, а также напоминание людям пророчеств современных нам святых: преподобных Серафима Саровского, Кукши Одесского, Иустина Челийского, архиепископа Феофана Полтавского и других отцов, провидевших наступление времени прелести и потому уделявших проблеме реформаторского собора большое внимание.

Беседовала и перевела с сербского Мария ДЕРКАЧЕВА

Источник: газета Православный крест, №111, 01 августа 2014 года

Последњи пут ажурирано ( среда, 06 август 2014 )
 
< Претходно   Следеће >
УВОДНА РЕЧСАОПШТЕЊАКОНТАКТПРЕТРАГА
Тренутно је 114 гостију на вези
ОБАВЕШТЕЊА

СА СВЕТИМ ВЛАДИКОМ НИКОЛАЈЕМ ИЗ ДАНА У ДАН -

ПОУКЕ:

 

Не понеси се мудрошћу. Ни туђом, јер није твоја. Ни својом, јер чим си се понео, значи да је немаш много. Ниједна лампа не гори док се не долива. Све се лампе могу напунити, а лампа мудрости никада.

+ + +

„Знање је светлост“, говоре охоли зналци, без радости и милости. Но, гле, Сахара има највише светлости, но зато је она увек усијан кадавер.

+ + +

Што веће богатство изван Бога, то већа бедноћа. Што веће знање изван Бога, то већа празнина.
Бог једини чини богатим и мудрим. Свет без Бога ствара просјаке и глупаке.

 

 


© www.borbazaveru.info. Сва права задржана.