header image
НАСЛОВНА СТРАНА arrow СТАТЬИ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ arrow Протоиерей Игорь Белов: О тайном чтении молитв на литургии
Протоиерей Игорь Белов: О тайном чтении молитв на литургии Штампај Е-пошта
понедељак, 31 август 2015

 Из Москве нам се јавио свештеник Руске Православне Цркве протојереј Игор Белов и послао нам на објављивање свој драгоцени текст о тајном читању молитава на Литургији. Позивајући се на светоотачка и друга православна литургијска дела, отац Игор показује да је читање молитава наглас новотарија (српски новотарци је практикују више од две деценије), усмерена на урушавање православног богослужбеног поретка, коју су у Русији први почели да уводе обновљенци и „живоцрквеници“ у првој половини 20. века.  Оцу Игору срдачно захваљујемо на послатом тексту, а наше цењене посетиоце, - који говоре руски и вољни су да помогну, – позивамо да нам се јаве на мејл ради превода текста на српски језик. Користимо ову прилику и да наше читаоце подсетимо да се у библиотеци "Борбе за веру" налази текст ванредног значаја за очување Светог Предања "Изузетно често причешчивање и обновљенчество" (овде:), чији је коаутор управо отац Игор Белов.

Уредништво

 

+++

Фреска, XI в. Охрид. Св.Василий Великий, преклонив главу, тайно молится во время литургии. (*)

 

                                                                              «Помолися Отцу твоему, Иже в тайне: и Отец твой,

                                                                              видяй в тайне, воздаст тебе яве.» (Мф.VI,6).         

                                                                                                                           

Можно заметить в последнее время появившуюся новую практику чтения тайных молитв вслух во время служения литургии некоторыми священнослужителями. Насколько такое явление оправдано с точки зрения традиционной православной литургики? Постараемся с Божией помощью разобраться.

Любое изменение традиции, особенно в служении литургии, довольно критически воспринимается православным народом. Ведь в Церкви нет ничего случайного. Если что-то было установлено святыми отцами, значит, на то были определенные причины. Что это были за причины, и изменились ли они сейчас? Да и читались ли вообще когда-либо молитвы анафоры вслух? Это непростой вопрос. Прямых свидетельств, указывающих на такую практику нет, есть только косвенные. Однако достаточно ли их для внесения изменения более чем в 16-и вековую практику Церкви? Даже если предположить, что когда-то в древности до IV века молитвы анафоры читались вслух, то почему же в дальнейшем такую практику святые отцы отменили?

Известно, что язычники всегда молились вслух (1). Они никогда не читали молитвы про себя, причем, не только в языческих храмах, но даже находясь дома одни. «В римском язычестве молчаливая молитва была подозрительной: в мыслях могли попросить что-нибудь вредное или запрещенное; искренние молитвенники громко возносили свои прошения. Для язычников было существенно возглашать свои молитвы во всеуслышание, чтобы слова молитвы могли дойти до богов. Бытовало предубеждение, что если молитву не произнести громко, притом без ошибок, то она была недействительной и бесполезной.» (2). Евангелие же нам говорит, что Христос для молитвы удалялся в уединенное место и совершал молитвы втайне (3). Тоже самое Он заповедовал Своим ученикам (4). Но было и такое, когда Христос молился вслух (5). То есть, христианская молитва может быть совершаема как вслух, так и про себя. Уже Лаодикийский собор в середине IV века регламентирует чтение литургических молитв: какие из них необходимо читать вслух, а какие про себя (6). Поэтому допускаю возможным предположить, что если до IV века все молитвы читались только вслух, то это могло быть языческим пережитком, который впоследствии отцами Церкви был устранен. Но это только предположение, так как из первых веков христианства к нам никто не приходит и не рассказывал, как служили в их времена; мы не знаем, как служили первые христиане, имеющихся же исторических памятников и артефактов недостаточно для того, чтобы сделать однозначный вывод. Да и нужно ли это вообще? Не достаточно ли держаться твердой веры в непрерывность Предания? Церковь никогда не руководствовалась ретроспективной идеологией,  требующей безусловного возврата к прошлому, на чем иногда безосновательно настаивают протестантствующие модернисты в попытках пересмотреть церковное Предание. Не все то, что было раньше, однозначно хорошо. Церковное Предание - это не прошлое, но исторический опыт жизни Церкви во Святом Духе, продолжающийся до сего дня. Современная церковная практика совершения литургии отнюдь не ущербна по отношению к древней. Великий Златоуст (IV в.) учил: "Есть предание, и более не ищи ничего." (7). А Предание – это то, что непрерывно передается от одного поколения христиан другому. На Руси, в частности, никогда молитвы анафоры не читались вслух. Впервые такое стали практиковать только обновленцы и живоцерковники в первой половине ХХ века (8)…

Итак, рассмотрим более подробно.

Литургия есть «общее дело», и молитвы анафоры священник произносит не только от себя, но от лица всего народа. Но одинаковое ли принимают участие в служении литургии священник и народ? Священник (как и весь народ) не является совершителем таинства, совершитель - Сам Господь. Однако священник является служителем таинства (другие священники – сослужителями, при соборном служении). Господь именно через священника и посредством священника совершает таинство. Миряне же никак не являются при этом ни служителями, ни сослужителями, но сомолитвенниками. В этом принципиальная разница. У каждого церковного чина свое особое участие в «общем деле» совершения литургии. Молитвы  анафоры являются тайносовершительными (а не благодарственными, просительными или покаянными, которые доступны для всех), читать их может только епископ или священник, получивший благодать священства при рукоположении. Не положено их читать не только простым монахам и мирянам, но даже низшим священнослужителям - диаконам. Если же священник читает эти молитвы вслух, то миряне, таким образом, становятся уже не сомолитвенниками, а незаконными сослужителями таинства(!). Для сомолитвенного участия в таинстве евхаристии мирянам всегда было вполне достаточно тех песнопений, ектений и возгласов, которые произносятся велегласно (громко) в соответствии с уставом. Тайные же молитвы – принадлежность исключительно иерархии! Священномученик епископ Дионисий Ареопагит (I в.) указывает пресвитеру Тимофею: «Ты же, сын мой, сообразно с святым установлением, преданным нам от наших иерархов, благоговейно внимай священным словам, осеняемый вдохновением от вдохновенного учения, и скрыв святые истины во глубине души, как единообразные, тщательно храни оные от людей непосвященных (9). «Божественный иерарх, хотя и низводит благоволительно к подчиненным ему свое, единое само в себе, священноначальственное ведение, пользуясь многообразием священных символов, но тотчас же, как неуловимый и неудержимый для вещей низших, без всякой перемены в себе возвращается к своему начальственному служению и, совершив мысленный вход к единому в себе, в чистом свете созерцает единовидный смысл совершаемых действий, оканчивая человеколюбивый исход на вторичные дела служения боголепнейшим возвращением к первейшим.» (10). «Будь осторожен, и почитай Божественную тайну познаниями духовными, умными и невидимыми; сохраняй от соприкосновения с какой бы то ни было профанной нечистотой, не сообщай святые истины, как только священными способами святым людям, святыми озарениями.» (11).

Святитель Герман Константинопольский (VIII в.) о тайном чтении молитв: «Иерей приступает, входит в общение с ангельскими силами и стоит, как бы не на земле, но в пренебесном жертвеннике, перед страшным жертвенником престола Божия... Иерей с дерзновением приступает к престолу Божией благодати... Отверзая уста перед Богом и один собеседуя с Ним, и взирая на славу Господню уже не в облаке, как некогда Моисей в скинии свидения, но откровенным лицем. И посвящается он в боговедение и в веру Святыя Троицы, и втайне изрекает пред Богом тайны, в таинственных действиях возвещения тайны, сокровенные от веков и родов, ныне же открывшиеся нам чрез явление Сына Божия — тайны, которые поведал нам Единородный Сын, Сый в лоне Отчи.» (12).

В небесной иерархии «первый чин святых Ангелов более всех обладает огненным свойством и обильным общением Божественной мудрости, и высочайшим ведением Божественных озарений, и тем высоким свойством, которое являет величайшую способность принимать в себя Бога. Чины же низших существ хотя участвуют в огненной, мудрой, познавательной и приемлющей Бога силе, но в низшей степени, обращая взоры свои к первым, и чрез них, как первоначально удостоенных Богоподражания, восходя к Богоподобию, сообразно с своими силами. Таким образом святые сии свойства, в которых участвуют существа низшие чрез посредство высших, первыми приписываются после Бога последним, как священноначальникам» (13), «так именно и нами было уже сказано, и в слове Божием божественно изъяснено, что небесные чины не все равны в священном ведении богозрительных озарений, но что первые из них осияваются по мере приемлемости блистательнейшими лучами богоначального света непосредственно от Бога, а низшие - через них уже, хотя также от Бога» (14). По подобию небесной иерархии и в церковной иерархии низшие чины - миряне - получают освящение от Бога во время литургии не непосредственно, а через высших чинов - священнослужителей. «Потому-то в первоначальном установлении обрядов святейшая наша иерархия образована по подобию премирных небесных Чинов, и невещественные чины представлены в различных вещественных образах и уподобительных изображениях, с тою целию, чтобы мы, по мере сил наших, от священнейших изображений восходили к тому, что ими означается, - к простому и не имеющему никакого чувственного образа. Ибо ум наш не иначе может восходить к близости и созерцанию небесных чинов, как при посредстве свойственного ему вещественного руководства: т.е. признавая видимые украшения отпечатками невидимого благолепия, чувственные благоухания - знамениями духовного раздаяния даров, вещественные светильники - образом невещественного озарения… Итак, для сего-то возможного для нас Богоуподобления, при благодетельном для нас установлении тайноначалия, которое и открывает взору нашему небесные чины, и нашу иерархию возможным уподоблением Божественному их священнослужению представляет сослужащею чинам небесным, под чувственными образами предначертаны нам пренебесные умы в священных письменах, дабы мы чрез чувственное восходили к духовному, и чрез символические священные изображения - к простой, горней небесной иерархии.» (15). Отсюда и по уставу закрытие царских врат во время служения литургии: «Заключаются двери: зане не всем зрети достоит таинства, но единым священства делателем. Но и якоже чин во Ангелах... якоже премудрый в Божественных глаголет Дионисий: тако и в Церкви видится. Иерарх убо непосредственно священней приближается трапезе, священницы же и служителие чрез того; чрез иереев же и служителей страшныя Литургии и священных песней простолюдины причащаются… показуя, что чин есть и в будущем (веке), и не видимо будет высокое для предстоящих внизу и дольних, и не всем известны будут тайны, ибо и тогда сокрыт будет для многих и лишь мало-помалу открываем Иисус.» (16).

Таково божественное устроение, чтобы низшие чины получали освящение от Бога через высших, соразмерно с богосозерцательным свойством каждого чина, «ибо сей Божественный луч не иначе может нам воссиять, как под многоразличными, священными и таинственными покровами, и притом, по Отеческому промыслу, приспособительно к собственному нашему естеству (17). «Ибо низшие степени не могут перешагнуть к тому, что принадлежит высшим, им не позволено дерзновенно и покушаться на это, а степени божественнейшие ведают священные тайны как своего служения, так и служений низших совершенства их.» (18). «Это является вечным законом на небесах: чтобы меньшие через больших имели участие в Сущем.» (19). Во всем творении Божием усматривается строгий иерархический порядок, божественная гармония и несмешиваемая соразмерность (20).

Сохранение тайны требует и 91-е каноническое правило святителя Василия Великого (21) – «молчанием охраняти святыню таинства». «Сия есть вина предания без писаний, дабы к многократно изучаемому познанию догматов не утратили многие благоговения, по привычке.» (22). Здесь речь идет о так называемой «дисциплине тайны» (disciplina    arcani), необходимой для сохранения священного благоговения и во избежание профанации таинств. Чтение молитвы в молчании соответствует и святоотеческой исихастской практике умного делания. Исихия – это священная молитва в безмолвии. Так же на тайное чтение молитв во время литургии указывают богослужебные книги, начиная от самых древних известных нам Евхологиев – Барберини (VIII в.) и Синайский (XI в.), и кончая современными Служебниками и Чиновниками. Не только отдельные молитвы, но даже целая часть литургии – проскомидия – согласно чинопоследованию, совершается тайно, выявляя глубокий символический смысл (о чем здесь нет возможности говорить подробно). И если «рассекречивать» тайные молитвы, то тогда надо в первую очередь «рассекретить» всю проскомидию, а, попросту говоря, - убрать иконостас,  так как, даже при отверстых царских вратах, священнодействия проскомидии не видны. Придется так же «рассекречивать» и тайные светильничные молитвы вечери и утрени, и  «модернизировать» многое другое (23). Ясно, что все это приведет только к полному и окончательному разрушению православного богослужения.

Для молитв, которые по уставу полагается читать вслух (кафизмы, каноны, часы и проч.), в церкви специально принято т.н. псалмодическое чтение - без выражения, дабы скрыть, таким образом, личные страстные эмоции читающего, как принадлежащие не к духовной, а душевной сфере. Чтение же на литургии тайных молитв вслух мешает молиться не только мирянам, но и сослужащим священникам. Святитель Кесарий Арелатский (VI в.) пишет: «Прежде всего, возлюбленные, когда мы приступаем к молитве, мы должны молиться в тишине и молчании. Если кто-то хочет молиться вслух, он может похитить плоды молитвы от стоящих рядом с ним». В литургии нет места эмоциям. Поэтому священник своим, так называемым, выразительным и громким чтением оземляет и профанирует службу, не помогает, а мешает людям молиться. Литургия - это тайна, а тайна переживается сердцем во внутреннем безмолвии (24).

 ____________

(*)  Греческий текст на свитке соответствует церковнославянскому: «Господи Боже наш, создавый нас» - начало тайной молитвы приношения, совершаемой по поставлении Святых Даров на престоле, из литургии свт. Василия Великого.

 1.    «Видя Венеры алтарь, озабоченно матери молят о красоте своих чад: о сынах они    шепчут, о дочка громче гласят…» (Децим Юний Ювенал. Сатира десятая, 289-291).

2.    Р.Тафт. Тайно или гласно возносилась евхаристическая анафора. 2006 г., с. 9.

 3.    Мф.XIV,23.

4.                Мф.VI,6. Приведем здесь святоотеческие толкования этого важного места Священного Писания. «Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно». Это простое понятое наставление учит слушающего, чтобы он избегал тщеславия в молитве. Но мне кажется, что этим повелевается, чтобы мы преимущественно молились Господу скрытым помышлением сердца и не открывая уст  (labiisque compressis), что сделала и Анна, как мы об этом читаем в свитке Царств. «Только губы ее», говорится там, «были в движении» - (1Цар.I,13) (блж. Иероним Стридонский).  Эти слова должно понимать и таинственно. «Клеть» — это ум, прекраснейшее вместилище мыслей; а «дверь» — место чувств: глаза, уши и пр., через которые входит злое помышление, ограбляющее богатство добродетели. Что же, не должно молиться в церкви? Совершенно должно, но не с тем, чтобы показаться людям — так как за это Он осуждал лицемеров, — но с тем, чтобы сделать милостивым к себе Бога. И молящийся среди толпы может не грешить, когда молится не напоказ, и молящийся в запертой комнате может грешить, когда делает противоположное. Бог везде смотрит на цель дела. И таких Он назвал лицемерами, как имеющих вид молящихся, а мыслью тщеславящихся. (Евфимий Зигабен).

5.                Мф.XI,25-26.

6.                «Подобает, во первых, по беседах епископских, особо творити молитву об оглашенных, а по изшествии оглашенных, быти молитве о кающихся: когда же и сии приищут под руку, и отидут, тогда совершати молитвы верных три: едину, то есть первую, в молчании, вторую же и третью с возглашением исполните.» (Лаодикийский собор, 19-е правило).

7.                Иоанн Златоуст. 4 Беседа на 2-е Послание к Фес., 2.

8.                «Ведомо нам по городу Москве и из других мест епархиальные Преосвященные сообщают, что в некоторых храмах допускается искажение богослужебных чинопоследований отступлениями от церковного устава и разными нововведениями, не предусмотренными этим уставом… открываются царские врата во время, когда не следует, молитвы, которые положены читать тайно, читаются вслух…» (Святейший Тихон, Патриарх Московский и всея Руси. Обращение к архипастырям и пастырям Православной Российской Церкви от 4(17) ноября 1921 года).

9.                Дионисий Ареопагит. «О небесной иерархии», гл.2, пар.5.

10.              Дионисий Ареопагит. «О церковной иерархии», гл.3, III.Созерцательная сторона, 3.

11.              Дионисий Ареопагит. «О небесной иерархии», M.Gandillac, р.245.

12.              Герман Константинопольский. «Последовательное изложение церковных служб и обрядов». Писания св. Отцов и Учителей Церкви, т.1. с.400.

13.              Дионисий Ареопагит. «О небесной иерархии», гл.8, пар.3.

14.              Дионисий Ареопагит. «О церковной иерархии», гл.6, III. Созерцательная сторона, 6.

15.              Дионисий Ареопагит. «О небесной иерархии», гл.1, пар.3.

16.              Симеон Солунский. «О храме», гл.49, с.338-339; гл.66, с.139-140 (PG 155, 732АВ, 296ВС).

17.              Дионисий Ареопагит. «О небесной иерархии», гл.1, пар.2.

18.              Дионисий Ареопагит. «О церковной иерархии», гл.5, I. О посвящении лиц священных, 7.

19.              Григорий Палама. Омилия 37. На Успение Пресвятой Богородицы.

20.              Однако трехчинность церковной иерархии не умаляет и всеобщего "царственного священства", заключающегося в том, что все – и священники, и миряне - причащаются от единого Агнца – Иисуса Христа (хотя и по-разному), а не так как в Ветхом Завете, "где иное вкушал священник, а иное народ, и где не позволено было народу приобщаться того, чего приобщался священник... но всем предлагается одно Тело и одна Чаша". (Иоанн Златоуст, беседа 18-я на Второе послание к Коринфянам).

21.              Книга Правил. Издание Свято-Троицкой Сергиевой лавры, 1992.

22.              Там же.

23.              В Римо-Католической церкви, например, после Второго Ватиканского собора, для лучшей видимости и слышимости происходящего, стали служить мессу лицом к народу.

24.              Рафаил Карелин. «О декламации в храме».

                                                     
Последњи пут ажурирано ( уторак, 01 септембар 2015 )
 
< Претходно   Следеће >
УВОДНА РЕЧСАОПШТЕЊАКОНТАКТПРЕТРАГА
Тренутно је 14 гостију на вези
ОБАВЕШТЕЊА

СА СВЕТИМ ВЛАДИКОМ НИКОЛАЈЕМ ИЗ ДАНА У ДАН -

ПОУКЕ:

 

 "О Српче моје златно, вредност твоја у вери је твојој. Ако би, не дај Боже, неки злокобни ишчупао веру из душе твоје, бићеш јефтинији од замуклог славуја и чудовишнији од очупаног пауна!"

"Брани, дакле, веру своју, јер она брани тебе. Вера ти је извор живота, вера - храна, вера - одело душе твоје, вера - здравље твоје, вера - песма твоја и радост и весеље, вера - вредност твоја, вера - цена бића твога, вера - пламен Божанства у теби, Србине брате мој."

 "Борба за веру борба је за душу; борба за душу борба за прави живот; борба за прави живот борба је за једну вредност већу и вишу од свега света и свега у свету. Јер Христова су уста изрекла ону велику реч: шта користи човјеку да цео свет задобије а душу своју изгуби? Заиста велика и света реч, изречена од најсветијих уста."

"Због тога ти говорим: бори се и не клони! Тајанствени сат времена, навијен руком Створитеља, сваки минут избија и откуцава земни рок земнородним. На сваки откуцај анђели изводе из овог живота чете Божје, и пресељавају их у други свет. Кад избије твој минут, ти ћеш морати оставити све и поћи једино са душом својом. Бори се за душу, да би имао с чим поћи у онај свет. А борба за душу, борба је за веру. Јер је речено и потврђено, да само душа са вером има намену и сврху. Душа без вере нема ни намене ни сврхе. Тако је речено и тако потврђено."

"Кад очуваш веру своју, очувао си душу своју. Кад очуваш душу своју, лако ћеш се растати са овим светом, и лако ћеш ући у живот вечни, који обећа Створитељ благословеним Србима Својим."

 

 


© www.borbazaveru.info. Сва права задржана.